Доставка на лечение

Почему нежелательно «забирать силой»? 
Почему специалисты убеждают лучше, чем родственники? 
Сколько это стоит?

Что такое интервенция?

В психологии термин «интервенция» расшифровывается как «интенсивное психологическое вмешательство в личностное пространство человека для стимулирования позитивных изменений». В нашем случае интервенция предполагает, что группа подготовленных специалистов по согласованию с родственниками химически-зависимого, выезжает по месту его жительства и проводит с  ним беседу с использованием специальных психологических техник. В результате человек наркоман (или алкоголик) добровольно соглашается ехать на лечение и психологическую реабилитацию.  Не путайте это с термином — «Принудительное лечение наркомании.»

Не проще ли забрать силой?

Нет, не проще. Прежде всего физическое насилие противозаконно. Не менее важно и то, что использование таких методов и принудительное лечение наркомании на начальном этапе всегда вредит дальнейшему ходу восстановительного процессу и снижает шансы на успех.

Как происходит работа группы интервенции?

Старший сотрудник опрашивает родственников, собирает информацию о склонностях, привязаностях, особенностях поведения зависимого человека. После этого совместно с родственниками составляется план интервенции. Присутствие близких в момент проведения беседы нежелательно. Однако на определенном этапе их участие может потребоваться для того, чтобы подтвердить, что все происходит с их согласия и с благими целями.

Мне кажется, если уж мать не может его убедить, то никакие специалисты не смогут.

Это заблуждение. Когда родственники заводят речь о лечении, наркоманы склонны воспринимать это как упреки. Отсюда и сопротивление. Кроме того, химически-зависимые как правило блестяще знают психологические уязвимости своих родственников и умеют на них играть. Когда речь заходит о долгосрочном лечении, весь арсенал манипуляций и уловок включается на полную мощность. Наркоман (как впрочем и алкоголик) может давить на жалость, обещать завтра же взяться за ум, устраивать истерики, угрожать уйти из дома, говорить, что из-за лечения он потеряет работу. И увы, чаще всего любящие близкие не выдерживают и идут навстречу. Действующий с согласия родственников специалист на эти уловки не поддастся.

Почему вы думаете, что мой близкий поверит человеку, которого в первый раз видит?

Первое. В группах выездной интервенции работают специалисты, у которых есть успешный личный опыт преодоления химической зависимости. Именно поэтому установить контакт в 95% случаев не составляет труда. Второе. Человек с опытом преодоления зависимости и многолетним стажем помощи выздоравливающим видит все манипуляции действующего наркомана на три шага вперед. И третье. Специалист, ведущий интервенцию, знает, что наркоман где-то в глубине души чувствует, что попал в беду и нуждается не в жалости, а в помощи. Да, в некоторых случаях для того, чтобы вытащить это ощущение на поверхность, требуется достаточно продолжительная и непростая беседа. Но как правило это удается.

У вас бывали случаи, чтобы выездная группа не справилась со своей работой?

Да. За последние семь лет у нас было три таких случая.

Мой родственник наверняка будет сопротивляться физически.

Это типичные опасения родственников зависимых. На практике  силовые конфликты по ходу интервенции происходят крайне редко. Грамотная подготовка беседы позволяет предотвращать их в зародыше. Впрочем, сотрудники группы выездной интервенции обучены действовать и в ситуации эксцесса.

Сколько стоит выездная интервенция?

Цена договорная. Она зависит от региона проживания зависимого, транспортных расходов, количества привлекаемых к интервенции специалистов, а также от выбранного тарифа психологической реабилитации.